Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Статьи
Крымский форум eCrimea.ru - все об отдыхе в Крыму. Карты Крыма. Отзывы и впечатления. Объявления об аренде жилья в Крыму.
Регистрируйтесь для просмотра дополнительных разделов сайта, и более удобной отправки сообщений (это займет у вас не более 20 секунд:)

Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Бахчисарай  (Прочитано 11298 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
eCrimea.ru
Sr. Member
****

репутация: 6
Сообщений: 331


« : 23 Ноябрь 2007, 23:09:51 »

Бахчисарай




Смотрите также тему:
- Путешествие по пещерным городам. Бахчисарай (рассказ с фотографиями)



Вновь подарен мне дремотный 
Наш последний звездный рай — 
Город чистых водометов 
Золотой Бахчисарай. 

А. Ахматова 


        Бахчисарай, вернее сказать — старый Бахчисарай (с персидского — Город-сад), скрыт в ущелье. Улица, проложенная по правому берегу речки Чурук-Су ("гнилая вода"), делит город на две неравные части; протяженность этой главной его артерии — около трех. километров. В начале она носит название улицы Ракитского, затем — Ленина, Р. Люксембург, а в конце — Басенко.

        Дорога идет мимо городского и детского парков, слева нависают скалы, под ними — старые, средневекового типа домики с балконами ("мушараби"), много подпорных стен, лестниц. Справа — такие же крытые черепицей строения, изредка — новые, современные небольшие дома. Город находится между Внешней и Внутренней грядами Крымских гор, на высоте 150—340 м над уровнем моря, а ближайшие окрестности — на высоте 500—600 м. Берег моря отсюда в 15—20 километрах. В ущелье проникает и морской воздух, и степной, и горно-лесной.

        Климат Бахчисарая мягкий, здоровый. Поступающий в ущелье прохладный воздух смягчает летнюю жару. Вечера и ночи здесь прохладнее, чем на Южном берегу. Средняя годовая температура +10°. Самый холодный месяц — февраль (средняя температура +0,8°), самый жаркий — июль (+21,7°).

        Главное, что привлекает в Бахчисарай — памятники истории и культуры, которыми он так богат. Главная достопримечательность города — уникальный памятник архитектуры XVI—XVIII вв. ханский дворец (Хан-Сарай), а также средневековый Успенский монастырь, город-крепость Чуфут-Кале и другие "пещерные города".

        Не только во времена средневековья, но даже сравнительно недавно — лет 50—60 назад — город имел чисто восточный характер, казался бедным и плохо распланированным. При взгляде сверху бросается в глаза хаотичность его застройки. "Бахчисарай будто в яму насыпан. Издали дома — куча на куче, одни сбегают с одной горы, другие — с другой",— замечает путешественник. Однако эта видимая хаотичность — не произвол строителей. Так складывалась веками топография города, обусловленная рельефом местности.

        Главная улица с обеих сторон была застроена ремесленными мастерскими, лавчонками, харчевнями, постоялыми дворами. Жилые постройки теснились тут же, иногда непосредственно рядом с торговыми помещениями располагались домики купцов и цеховых мастеров.

        Славились в Бахчисарае ювелиры, гончары, башмачники, изготовлявшие сафьяновые сапоги и туфли. Высокого уровня достигло мастерство медников, а также оружейное производство — карабины, ножи, кинжалы были лучше турецких. Ремеслу обучали путем ученичества у мастеров. Подготовленных подмастерьев принимали в мастера на особых многолюдных собраниях (реван), которые устраивались недалеко от Бахчисарая, в долине реки Качи. Последнее такое собрание проходило в 1827 году.

        Мирная жизнь города была нарушена Крымской войной. Последствия войны гибельно отразились на экономике всего полуострова. В деревнях близ Бахчисарая многим крестьянам пришлось начинать хозяйство сызнова. Началось массовое бегство татар в Турцию из степей и предгорной полосы, некоторые деревни совершенно опустели. В своем развитии город был отброшен на много лет назад.

        Многие старые постройки Бахчисарая сейчас уже исчезли с лица земли; в слепых ранее стенах домов, выходящих на улицу, пробиты окна. И тем не менее средневековье попрежнему дает себя знать в планировке этого города, уникального во многих отношениях.

        Главная историческая достопримечательность города — ханский дворец. Первоначально он находился в долине Ашлама-Дере. Однако со временем долина стала темной для ханского двора, войска, челяди. Поэтому резиденция правителя была перенесена из ущелья на открытый берег речки Чурук-Су.

        Сын Менгли-Гирея Адиль-Сахиб-Гирей (правивший в 1532—1551 гг.) — первый хан, при котором упоминается Бахчисарай как местопребывание правителя. При этом хане и был заложен новый дворец, строительство которого продолжалось приблизительно до 1551 года.

        Площадь, ныне занимаемая дворцом, составляет более четырех гектаров, но во времена Адиль-Сахиб-Гирея она была больше, К ограде и западным воротам дворца прилегали сады, за ними находился дворцовый луг, у подножия глинистого холма — большое городское кладбище. Город громоздился в основном на крутом правом берегу реки.

        С главной улицы города переходили на левый берег по узкой арке моста, переброшенного — прямо к воротам дворца — через оправленную в камень речку. Над воротами — пестро расписанная, с цветными стеклами окон башня. Тяжелые створки ворот украшали резные изображения двух сплетающихся змей. А по другую сторону ворот — широкий, залитый солнцем двор, вымощенный камнем. Здесь хан собирал и напутствовал войско перед очередным военным походом, здесь народ мог изредка лицезреть своего окруженного стражей властелина.

        С тех пор много воды утекло. Не обошло время стороной и ханский дворец.

        Перед нами справа легкие, изящные силуэты жилых и парадных построек дворца. Они, если оглянуться влево, покажутся хрупкими по контрасту с массивной громадой Большой ханской мечети. Впрочем, от XVI в. немногое тут сохранилось — монументальный Зал Совета и Суда, Малая дворцовая мечеть. Остальные постройки дошли до нас далеко не в первозданном виде.

        Бахчисарайский дворец — это не только парадно-административный ансамбль, но и жилой комплекс средневекового феодального типа. В нем сосредоточено все необходимое для жизни. Собственно дворец — жилище властителя — был окружен обширными садами с юга, многочисленными корпусами гарема и помещений для челяди с запада, гостевыми залами с надвратной башней с севера. С восточной стороны — Большая ханская мечеть (при ней медресе) и фамильное кладбище Гиреев; за ним — разные служебные постройки, конюшни. Слева от наружных дворцовых ворот — во втором этаже — помещалась ханская стража (капукулы), а в нижнем — лавки, выходившие на улицу. Помещения для стражи соседствовали с ханской мечетью.

        Большая ханская мечеть, или Хан-Джами,— прямоугольное, двухъярусное здание, вытянутое с севера на юг, крытое четырехскатной черепичной крышей. Главный его фасад смотрит на речку Чурук-Су. В архитектуре этого здания заметны черты османского искусства. Внутри мечети с трех сторон — хоры (балконы, поддерживаемые колоннами). С них две крутые винтовые лестницы ведут вниз. С правой стороны в глубине второго этажа находится ханская ложа, богато отделанная фаянсовыми плитками и росписью; вход в нее отдельный — с наружной крутой лестницы.

        Низкая распластанная крыша как бы пригнетает здание, и только два стройных минарета, вырываясь из грузного массива мечети, стремительно взлетают к небу. Внутри мечети — никаких украшений, лишь на южной стене высоко над михрабом сияют яркими пятнами цветных стекол два небольших окна, а внизу под ними — окна побольше.

        В 1740 г. мечеть, судя по всему, была капитально отремонтирована. Фасад ее, выходящий на реку Чурук-Су, расписан под мрамор Омером; тот же художник мастерски выполнил каллиграфические надписи на западной стене мечети: в прихотливые декоративные узоры непринужденно вписаны изречения из корана. Рядом находится ханское кладбище — мезарлык.

        Осмотр самого дворца лучше всего начать с памятника, относящегося ко времени Менгли-Гирея. Перед нами Железная дверь, или портал Алевиза,— самая древняя и самая замечательная часть дворца. Железная дверь кажется несколько заглубленной в землю, что является лучшим доказательством того, что она находится на этом месте очень давно.

        В зале Совета и Суда можно проследить все основные этапы ремонтов, мелких переделок и больших перестроек, происходивших в течение 400 лет существования дворца. Традиции Востока сметались в Бахчисарае с элементами европейского искусства. В росписях дворца мы найдем и своеобразно трактованный стиль барокко и даже по-турецки перефразированный ампир, а в росписи ханского тайника неожиданно встречаем украинские народные мотивы XVIII — начала XIX веков. К концу XVI в. относятся на редкость красивые цветные витражи зала; орнамент и цвета стекол не повторяются ни в одном из этих окон. К тому же времени относится и паркетированный центр потолка. Живопись на боковых его плоскостях выполнена русскими мастерами в начале XIX века.

        В самом раннем описании Зала Совета и Суда, сделанном в 1736 г. по распоряжению фельдмаршала Миниха его адъютантом Манштейном, говорится, что полы были всюду мраморные, стены выложены разноцветными фарфоровыми плитками, а посреди зала бил фонтан.

        Зал Совета и Суда (Диван) был официальным местом, где обсуждались и решались государственные дела. Диван — совет старейшин, без согласия которых хан не мог решать никаких важных дел.

        У южной стены, в центре, находилось ханское седалище — "трон", покрытый тонким оранжевым сукном с вышитым на внутренней стороне спинки золотым полумесяцем; по бокам "трона" стояли два табурета, крытых таким же сукном. Вдоль стен располагались диваны, на которых сидели члены совета — приближенные хана. Над входной дверью — забранная решеткой узкая галерея, "ханский тайник", откуда хан мог незаметно наблюдать за всем, что происходило в зале.

        Ханские палаты сильно пострадали от пожара в первой половине XVIII века. Восстановление началось при хане Селямет-Гирее (1737—1743), дальнейшее строительство связано с именем Крым-Гирея (1758—1769). Тогда и был создан лишенный внутреннего единства и целостности, но в то же время весьма декоративный и пышный ансамбль.

        Дворец возобновлялся постепенно. При Крым-Гирее построены Золотой кабинет. Летняя беседка, Кофейная комната, Комната ханского наследника, Комната цирюльника и закончено восстановление дворца в целом. В большинстве этих работ принимал участие мастер Омер.

        Переход из мрачного Зала Совета и Суда в Бассейный садик приятно поражает своей неожиданностью — попадаешь в царство солнца, цветов, пышной зелени виноградных лоз. Журчит вода, наполняя бассейн; она сбегает по мраморному желобу, украшенному изображениями резвящихся рыбок, мелкая резьба создает впечатление каскада. В южной стене, обвитой вьющимися розами,— мраморная копия Фонтана слез.

        Полюбовавшись этим райским уголком, пройдем в Летнюю беседку. Стены ее прозрачны от множества окон. за которыми клумбы цветов, деревья. Примечательны тонкая филигранная роспись потолка и стен (работа Омера), мастерская резьба по дереву, появившаяся позднее (в 20-е годы XIX в.), а посреди всего этого великолепия — фонтан и малый бассейн.

        Покидаем это прекрасное и жизнерадостное сооружение и спускаемся в полутемную Малую мечеть. Архитектура ее близка к византийской. Помещение вытянуто с востока на запад, в его южной стене устроена ниша — михраб. К XVI в. относится вход, оформленный аркой из местного камня. На древней штукатурке при реставрации были обнаружены граффити — процарапанные изображения всадников, лошадей, лодок с парусами.

        С первым строительным периодом дворца связан и Фонтанный дворик. Здесь два фонтана. Первым привлекает внимание Золотой фонтан (Маг-зуб), сооруженный в 1733 г., в правление хана Каплан-Гирея. На мраморной облицовке — рельефные надписи (дата постройки и изречение из корана) и растительный орнамент.

        Однако прославил Бахчисарай не Золотой фонтан, а более скромный, незаметный Фонтан слез (Сельсе-биль) в противоположном углу дворика. Этот уникальный памятник архитектуры, созданный все тем же Омером в память рано умершей любимой жены Крым-Гирея — Диляре, стал поэтическим образом, символом живой человеческой скорби, воплощенной в холодном камне.

        Надпись на фонтане восхваляет строителя, который "тонкостью ума нашел воду и устроил прекрасный фонтан". Мы не знаем истинной истории создания этого замечательного произведения. Известна лишь дата постройки — 1764 год. Много было фонтанов во дворце, день и ночь струились и журчали они в тиши садов, наполняя бассейны, охлаждая воздух; много было фонтанов и в городе (средневековый водопровод питали 150 колодцев), но Фонтан слез был и остается единственным в своем роде:

Журчит во мраморе вода 
И каплет хладными слезами, 
Не умолкая никогда... 




источник: http://travel.kyiv.org/crimea/excursion/bakchysarai.htm
« Последнее редактирование: 09 Апрель 2009, 20:29:22 от eCrimea.ru » Записан
eCrimea.ru
Sr. Member
****

репутация: 6
Сообщений: 331


« Ответ #1 : 23 Ноябрь 2007, 23:11:51 »

Фонтан слез Бахчисарайского дворца

 Свиреп и грозен был хан Крым-Гирей. Никого он не щадил и никого не жалел. Сильный был хан, но сила его уступала жестокости. К трону пришел кровожадный Крым-Гирей через горы трудов. Он приказал вырезать всех мальчиков своего рода, даже самых маленьких, кто был ростом не выше колесной чеки, чтобы никто не помышлял о власти, пока он, хан, жив.

        Когда набеги совершал Крым-Гирей, земля горела, пепел оставался. Никакие жалобы и слезы не трогали его сердце, он упивался кровью своих жертв. Трепетали люди, страх бежал впереди имени его.
        — Ну и пусть бежит, — говорил хан, — это хорошо, если боятся...

        Власть и слава заменяли ему все — и любовь, и ласку, и даже деньги не любил он так, как славу и власть.

        Какой ни есть человек, а без сердца не бывает. Пусть оно каменное, пусть железное. Постучишь в камень — камень отзовется. Постучишь в железо — железо прозвенит. А в народе говорили — у Крым-Гирея нет сердца. Вместо сердца у него — комок шерсти. Постучишь в комок шерсти — какой ответ получишь? Разве услышит такое сердце? Оно молчит, не отзывается.

        Но приходит закат человека, постарел некогда могучий хан. Ослабело сердце хана, и вошла в него любовь. И поросшее шерстью сердце стало совсем человеческое. Голое. Простое.

        Однажды в гарем к старому хану привезли невольницу, маленькую худенькую девочку. Диляре ее звали. Привез ее главный евнух, показал Крым-Гирею, даже зачмокал от восхищения, расхваливая невольницу.

        Деляре не согрела лаской и любовью старого хана, а все равно полюбил ее Крым-Гирей. И впервые за долгую жизнь свою он почувствовал, что сердце болеть может, страдать может, радоваться может, что сердце — живое.

        Недолго прожила Деляре. Зачахла в неволе, как нежный цветок, лишенный солнца.
        На закате дней своих любить мужчине очень трудно. От этой любви сердцу всегда больно. А когда любимая уходит из жизни, сердце плачет кровью. Понял хан, как трудно бывает человеческому сердцу. Трудно стало великому хану, как простому человеку.

        Вызвал Крым-Гирей мастера иранца Омера и сказал ему:
        — Сделай так, чтобы камень через века пронес мое горе, чтобы камень заплакал, как плачет мужское сердце.
        Спросил его мастер:
        — Хороша была девушка?
        — Мало что знаешь ты об этой женщине,— ответил хан. — Она была молода. Она была прекрасна, как солнце, изящна, как лань, кротка, как голубь, добра, как мать, нежна, как утро, ласкова, как дитя. Что скажешь плохого о ней? Ничего не скажешь, а смерть унесла ее...

        Долго слушал Омер и думал: как из камня сделаешь слезу человеческую?
        — Из камня что выдавишь? — сказал он хану.— Молчит камень. Но если твое сердце заплакало, заплачет и камень. Если есть душа в тебе, должна быть душа и в камне. Ты хочешь слезу свою на камень перемести? Хорошо, я сделаю. Камень заплачет. Он расскажет и о моем горе. О горе мастера Омера. Люди узнают, какими бывают мужские слезы. Я скажу тебе правду. Ты отнял у меня все, чем душа была жива. Землю родную, семью, имя, честь. Моих слез никто не видел. Я плакал кровью сердца. Теперь эти слезы увидят. Каменные слезы увидят. Это будут жгучие слезы мужские. О твоей любви и моей жизни.

        На мраморной плите вырезал Омер лепесток цветка, один, другой... А в середине цветка высек глаз человеческий, из него должна была упасть на грудь камня тяжелая мужская слеза, чтобы жечь ее день и ночь, не переставая, годы, века. Чтобы слеза набегала в человеческом глазу и медленно-медленно катилась, как по щекам и груди, из чашечки в чашечку.

        И еще вырезал Омер улитку — символ сомнения. Знал он, что сомнение гложет душу хана: зачем нужна была ему вся его жизнь — веселье и грусть, любовь и ненависть, зло и добро, все человеческие чувства?

        Стоит до сих пор фонтан и плачет, плачет день и ночь...

        Так пронес Омер через века любовь и горе: жизнь и смерть юной Диляре, свои страдания и слезы.
Записан
eCrimea.ru
Sr. Member
****

репутация: 6
Сообщений: 331


« Ответ #2 : 23 Ноябрь 2007, 23:17:27 »

 Мавзолей Диляры-Бикеч, именуемый также дюрбе или гробницей,— лебединая песнь бахчисарайского зодчества. Построенный в XVIII в., он близок к традициям османской архитектуры XV—XVI столетий.

        Из Фонтанного дворика можно пройти во внутренний сад. В глубине сада, скрытый главным корпусом дворца, стоит флигель, гаремный корпус — все, что осталось от обширного некогда ханского гарема. В четырех его комнатах собраны те немногие вещи, которые воссоздают бытовую сторону дворца. К сожалению, дворец-музей не располагает сколько-нибудь значительной этнографической коллекцией, и повседневный быт обитателей дворца — хана, его семьи и приближенных, челяди и стражи, рабов и рабынь — остается почти неосвещенным. Естественно поэтому, что главное богатство музея — это сам дворец, оригинальный памятник архитектуры и декоративного искусства. С этой стороны интересен и гаремный корпус.

        Через ряд помещений, куда ведет из гаремного сада скрипучая деревянная лестница (например, Кофейную комнату, совершенно утратившую восточный облик), попадаем в Посольский зал. Это продолговатое светлое помещение с двумя "ложами", в одной из которых — правой — некогда восседал хан. Сюда, в этот зал, через шпалеры стражников, входили те, кому предстояло участие в торжественном приеме или кто ожидал аудиенции у хана. Сейчас здесь выставка восточного оружия.

        В глубине Посольского зала — расписная дверь, ведущая в Золотой кабинет, квадратное помещение за Летней беседкой. Действительно ли хан пользовался им в качестве рабочего кабинета или появлялся здесь в парадных случаях, когда выступал в роли верховного правителя, сказать трудно.

        За Посольским залом открывается длинная сквозная анфилада больших парадных комнат и комнатушек второго этажа. Названия Комната наследника, Екатерининский зал, Пушкинский зал, конечно, условные. Помещения использовались, по-видимому, в чисто показных целях: для многолюдных приемов, торжественных ханских выходов и т. п.

        Появление и ночлег Екатерины II в ханском дворце, как и все ее путешествие в Крым, тоже носили показной характер: надо было наглядно показать себя хозяйкой бывшего ханства. Просторная, но темноватая и проходная Екатерининская комната на время пребывания в ней императрицы могла стать и непроходной — достаточно было поставить у дверей двух лакеев или дежурных гвардейцев. Походное "высочайшее" ложе, вероятно, оставлено тут не без умысла. Дескать, "ее величество" у себя дома и в любое время может вернуться, дабы самолично властвовать в Бахчисарае и Тавриде.

        Соколиная башня (Точан-Кулеси) — это шестигранное деревянное сооружение с решетчатым верхом, одна из архитектурных достопримечательностей дворца. Снаружи она увенчивает и как некий стержень зрительно "скрепляет" разнобойный комплекс дворцовых киосков с их двориками и садиками, соединенными друг с другом крытыми переходами. Внутри башни производит впечатление своей грандиозностью широкая открытая лестница, огибающая все шесть сторон этой громадной призмы со смотровой площадкой наверху.

        Как гласит предание, ханы держали где-то здесь соколов, отсюда название башни. По другим сведениям, на нее разрешалось иногда подниматься женскому "персоналу" дворца — полюбоваться каким-либо празднеством или конским ристалищем на ханском дворе.

        В городе было 32 мечети, были церкви греческая и армянская, православный собор св. Николая, синагога и караимская кенаса...


        Большой интерес для туристов представляет экспозиция археологического отдела историко-архитектурного музея, созданного в бывшем ханском дворце. Она знакомит с историей района и города.

        В 1952 г. близ совхоза "Коминтерн" был раскопан курган; в нем под грудой камней, на глубине более трех метров, выявлено захоронение эпохи бронзы. В археологическом отделе музея хранятся материалы, рассказывающие о жизни тавров, горных племен I тысячелетия до н. э. (эпоха раннего железа), обитавших, судя по находкам, и в этой части Крыма. В долине Ашлама-Дере — за Старосельем — обнаружены при раскопках лепная посуда, кремневые орудия труда, каменные зернотерки, принадлежавшие таврам. Труднодоступные таврские убежища находились на плато многих столовых гор. Одно из них — недалеко от Бахчисарая, на огромном каменном останце Козу-Кулак-Кая. Остались кое-где фундаменты жилищ из грубо обработанного камня; более часты могилы из больших каменных плит — так называемые "каменные ящики". Есть они и вокруг Бахчисарая, в окрестностях сел Трудолюбовка, Баштановка, Лесниково.

        В Бахчисарайском районе обнаружен ряд городищ, относящихся к позднескифскому времени: Усть-Альминское на мысе у села Песчаного, где сейчас видны остатки оборонительного вала и рва, могильник (раскопки здесь продолжаются); Алма-Керменское — подле села Заветного (поселение и могильник) и другие. Во II в. здесь же, на левом берегу Альмы, на месте позднескифского укрепления Алма-Кермен, возникает римская крепость, в которой обосновался один из отрядов XI Клавдиева легиона.


        Возникновению Бахчисарая предшествовал длительный период (более 150 лет), в течение которого произошел переход татар от кочевого образа жизни к оседлому и закончилась борьба крымской знати за создание своего юрта — государства, независимого от Золотой Орды.

        Со временем татары начинают расширять свои владения, продвигаясь из восточней части полуострова в юго-западную, подвергшуюся в 1299 г. новому тяжкому испытанию. От войск эмира Ногая, совершившего опустошительный поход в юго-западную Таврику, по-страдали Херсонес, Эски-Кермен, Кырк-Ер (Чуфут-Кале).

        Отныне татары становятся здесь частыми гостями. Есть сведения, что временнее их становище было в урочище Улаклы, где расположено ныне село Глубокий Яр.

        С течением времени близ поселения появилось большое кладбище с мавзолеями знатных беев и их родственников в месте, называемом Азис, или Азислар,— ныне район улиц Фрунзе, Буденного и Задорожной (недалеко от железнодорожного, вокзала).

        Этот комплекс великолепных монументальных надгробий сохранился, и его можно осмотреть. Самый древний памятник (конец XIV — начало XV в.) находится на улице Фрунзе, слева от шоссе, если ехать в Севастополь, Он представляет собой куб со срезанными верхними углами. На восьмигранном основании покоится купол, в настоявшее время наполовину разрушенный. С южной стороны к мавзолею (дюрбе) примыкал своего рода портик с нишами по бокам. Над небольшой дверью с южной стороны надпись: "Эту гробницу приказал построить Мухаммед-Шах-бей, сын Мухаммед-бея, для своей матери Бен-Юде-Султан, дочери Аджаган-бея".

        Характерным памятником, отразившим малоазиатские традиции, проникшие сюда через Сирию и Египет, является дюрбе Ахмед-бея, по всей вероятности, XV века. Мавзолей этот находится на улице Буденного, направо от шоссе. Несмотря на малые размеры, он весьма монументален. Простые геометрические фермы, никаких украшений. Этот принцип заимствован в Сирии. Возле мавзолея раньше стоял мраморный саркофаг с именем Ахмед-бея и датой — 1585 год.

        Рядом с мавзолеем — кафедра мечети (мимбер), остаток бывшей здесь когда-то молельни дервишей. Эта башенка восьмигранной формы с каменным шатровым куполом, с длинной лестницей из массивных плит, до мнению некоторых исследователей, восходит к традициям домусульманской древности.

        Необходимо упомянуть о двух значительных памятниках более позднего времени. Через дорогу напротив мавзолея — большой восьмигранник, крытый полусферическим куполом. Снаружи на углах мавзолея выступают особой конструкции декоративные колонны, в чем можно усматривать восточно-византийские архитектурные реминисценции. Окна, расположенные в два яруса, кое-где сохранили прекрасные мраморные наличники. Несмотря на толщину стен (180 сантиметров) и простоту декоративного оформления, оно отличается непередаваемым изяществом пропорций. С памятником связывают обычно имя хана Мухаммед-Гирея II (конец XVI века).

        Немного ниже, на Задорожной улице,— другой мавзолей Мухаммед-Бея, тоже восьмигранной формы и с таким же покрытием; своей формой он напоминает юрту. Построено дюрбе, вероятнее всего, в середине XVI века.

        Богата событиями история Бахчисарая, его памятники, его своеобразная природа. Предания и легенды издавна привлекали людей искусства. Вскоре после присоединения Крыма правительство посылает на юг России художников, архитекторов для снятия видов "городов и достопримечательностей вновь присоединенных земель".

        Одним из своеобразных первооткрывателей Крыма был русский пейзажист и баталист Михаил Матвеевич Иванов. В год присоединения полуострова он попадает в Крым и пишет здесь пейзажи.

        Знаменитый русский пейзажист конца XVIII — начала XIX вв. Ф.Я. Алексеев посетил Крым в 1785 году. Известна его картина "Бахчисарай", изображающая вид ханского дворца, каким он был в то время.

        К более поздней, пушкинской поре относятся произведения известного русского пейзажиста Н.Г. Чернецова. С 1833 по 1836 г. Чернецов находился на службе у генерал-губернатора Новороссийского края М.С. Воронцова и создал более 300 рисунков и акварелей. Большое место в творчестве Чернецова занимает Бахчисарай. В ярких горячих тонах изображены на полотнах художника ханский дворец, "мавзолей Потоцкой", Соколиная башня, Большая мечеть, ханское кладбище, Фонтан слез.

        Интересны картины швейцарского художника Ж.К. Мивиля, работавшего в России с 1809 по 1816 год. Сорок его пейзажей, созданных в Крыму (в том числе и в Бахчисарае), долгое время ошибочно приписывались М.М. Иванову. Крымские пейзажи Мивиля имеют не только художественное, но и определенное документально-историческое значение, так как он писал Крым таким, каким вскоре увидел его Пушкин.

        Великий русский поэт обессмертил скромный заштатный городок, заставил заговорить о нем всю тогдашнюю читающую Россию.
 
Покинув Север наконец, 
Пиры надолго забывая, 
Я посетил Бахчисарая 
В забвеньи дремлющий дворец... 


        Всего один день провел Пушкин в Бахчисарае, но позднее, уже в Михайловском, поэт снова вспомнит о "счастливейших минутах" своей жизни: "...почему полуденный берег и Бахчисарай имеют для меня прелесть неизъяснимую? Отчего так сильно во мне желание вновь посетить места, оставленные мною с таким равнодушием?".

        Образ "полуденного края" жил в душе поэта и претворен был в гениальные строки элегий, поэмы "Бахчисарайский фонтан".

        Поэма, сначала ходившая в рукописном виде, впервые была напечатана П.А. Вяземским весной 1824 года. Ее обаяние — в неразгаданности личности самой героини. Тайной осталась она и для поэта:
 
Фонтан любви, фонтан печальный, 
И я твой мрамор вопрошал: 
Хвалу стране прочел я дальней; 
Но о Марии ты молчал. 
Светило бледное гарема! 
И здесь ужель забвенно ты? 
Или Мария и Зарема 
Одни счастливые мечты? 


        Личность и судьба любимой жены Крым-Гирея на протяжении полутора веков неизменно привлекает внимание поэтов и исследователей. В легендах и рассказах ее считали то полькой, то грузинкой, то черкешенкой.

        В настоящее время мнение пушкинистов склоняется к тому, что легенду, послужившую основой поэмы, рассказала Пушкину Софья Киселева (урожденная Потоцкая), с которой он был знаком в период трехлетнего пребывания в Петербурге. Именно ее, как полагали современники, имел в виду Пушкин, когда признавался в письме к брату: "...многие места (поэмы) относятся к одной женщине, в которую я был очень долго и глупо влюблен".

        В конце XIX в. опубликована была повесть, в которой говорится, что настоящее имя красавицы Динора Хионис. Она гречанка, уроженка Феодосии, а в гарем Крым-Гирея попала из-за вероломства некоего знатного турка.

        Какова бы ни была подлинная Диляра-Бикеч, весьма убедительными представляются слова профессора Л.П. Гроссмана, одного из современных исследователей творчества Пушкина: "Бахчисарайский фонтан" — поэма о польской деве, вдохновленная польской девой и для нее написанная. Это баллада о Потоцкой. Образу этой знаменитой красавицы поэт и воздвиг "фонтан любви, фонтан живой", создал чудесную поэму о "любви таинственной, унылой", "любви отверженной и вечной", лучшую из лирических поэм всей русской поэзии...".
        Через год после выхода в свет "Бахчисарайского фонтана" город посетил П.А. Вяземский, близкий друг Пушкина. В большом стихотворении "Бахчисарай" поэт вслед за Пушкиным вновь переживает драму героинь поэмы:

Пред ним Зарема и Мария — 
Сковала их судьбы рука. 
Грозы две жертвы роковые, 
Два опаленные цветка.
 

        Бахчисараю и окрестностям посвящены пять сонетов Адама Мицкевича: "Бахчисарай", "Бахчисарай ночью", "Гробница Потоцкой", "Могилы гарема", "Дорога над пропастью в Чуфут-Кале".

        Почти одновременно с А. Мицкевичем (в том же 1825 г.) был в Бахчисарае А.С. Грибоедов. Запись, сделанная 5 июля: "Ночью в Бахчисарай. Музыка, кофейная, журчание фонтанов, мечети, тополя. Татарин скачет мимо нас вон из города, искры сыплются из трубки...". Подробно описывает Грибоедов окрестности Бахчисарая — Чуфут-Кале, Тепе-Кермен "с пещерным его венцом", откуда он увидел все течение Качи.

        В разное время Бахчисарай посетили В.В. Капнист, Н.И. Гнедич, В.А. Жуковский, Г.П. Данилевский, А.К. Толстой, И.А. Бунин. Пожалуй, набралась бы целая книга из их писем, описаний, стихов, дневниковых записей, посвященных городу.

        Особенно ярко отражен Бахчисарай в стихах Леси Украинки ("Бахчисарай", "Бахчисарайский дворец", "Бахчисарайская гробница", вошедшие в цикл "Крымские воспоминания"):
 
Мов зачарований, стоїть Бахчисарай, 
Шле міяць з неба промені злотисті, 
Блищать, мов срібні, білі стіни в місті, 
Спить ціле місто, мов заклятий край. 


        В 1904 г. в Бахчисарае побывал выдающийся украинский писатель М.М. Коцюбинский. Итогом этой поездки и его наблюдений был рассказ "Под минаретами".
        У Степана Щипачева в стихотворении "Чуфут-Кале" есть такие строки:
 
Тропинка — черная змея — 
Шуршит в ногах у поворота, 
Кто скажет, сколько лет стоят 
Чуфут-Калийские ворота? 


        Окрестности Бахчисарая вдохновили поэта Семена Кирсанова — известно его стихотворение "На былинных холмах". Есть сведения о пребывании в Бахчисарае поэтов Скитальца и Саши Черного.

        Тема Бахчисарая весьма популярна среди художников в конце XIX — начале XX веков. Сюда приезжают для этюдов И.Е. Репин, В.И. Суриков, И.Н. Крамской и другие живописцы и графики.

        Много работал в Бахчисарае выдающийся мастер гравюры П.Л. Шиллинговский, учившийся по окончании Петербургской Академии художеств у одного из лучших профессоров гравирования В.В. Матэ. К 1924 году относятся его небольшие поэтические гравюры на дереве с видами Бахчисарая: "Аркады ханского дворца", "Ханские бани", "Фонтан Шах-Булаш", "Сапожный ряд в Бахчисарае", "Чуфут-Кале" и другие.

        Особенно хорошо известно старожилам города творчество Нины Константиновны Жабы, приехавшей в Бахчисарай сразу после окончания Петербургской Академии художеств (1906) и прожившей здесь около двадцати лет.

        Певцом Бахчисарая справедливо называют выдающегося художника Александра Васильевича Куприна. Впервые он попадает в Крым в 1908 году, еще будучи студентом. Начиная с 20-х годов творчество Куприна непрерывно связано с Бахчисараем и его живописными окрестностями. Здесь написаны лучшие картины художника "Тополя" (1927) и "Биасальская долина" (1937), находящиеся в постоянной экспозиции Государственно" Третьяковской галереи.

        Тесно связано с Бахчисараем имя известного художника, заслуженного деятеля искусств РСФСР К..Ф. Богаевского. Бывал в Бахчисарае и П.П. Кончаловский, его акварели воспроизводят Бахчисарайский дворец. Сорок лет прожил в городе художник-акварелист Владимир Константинович Яновский, создавший свой, неповторимый образ старого и нового Бахчисарая.

        Бахчисарай вдохновляет поэтов и писателей, художников и композиторов. В 30-х годах сюда приезжал композитор Борис Владимирович Асафьев, автор классического балета "Бахчисарайский фонтан".

        Не меньшей популярностью, чем ханский дворец, пользуются у гостей города такие памятники, как Чуфут-Кале и Успенский монастырь. К ним можно проехать на городском автобусе до конечной остановки. Но интереснее пройти пешком от начала улицы Розы Люксембург, где по правой стороне под № 5 числится старая мечеть Тахталы-Джами (построена в 1707 году). Возле нее в стене — фонтан.

        Дорога вьется среди отвесных скал, под навесами которых еще сохранились старые дома и пещеры. Вот большой камень, оторвавшийся от массива: в камне пещерка, от нее вверх лесенка к своеобразному "балкончику". А вот массив скалы навис над самой дорогой...

        Не доходя до школы, дорожка ведет к ущелью Канлы- (или Ханлы-) Дере.

        По одному преданию, это было место казни; по другой версии, здесь находилось медресе, и жившие в нем 40 учеников погибли от рук неприятеля, откуда якобы и название ("канлы" — кровавый). Но для второго названия— "ханлы" (ханский) тоже есть основания: не .доходя до ущелья располагались подземелья двух мавзолеев (ханских?). Своды их были выложены из прочного мелкого обожженного кирпича на известковом растворе, пол выстлан кирпичом, паруса и подпружные арки украшены орнаментом восточного типа синего и сурикового цветов. В настоящее время склепы засыпаны.

        Сразу за мостиком через Чурук-Су, справа, предстоит подъем по каменистой дороге; шагов через тридцать с высоты открывается красивый вид на всю долину.

        Местоположение долины таково, что она почти целый день освещена солнцем и представляет резкий контраст с начинающимся здесь, большей частью затемненным, ущельем.

        Через полкилометра — остатки высеченного в скалах Успенского монастыря. Мы находимся на ровной площадке нижнего яруса пещер. Прямо перед нами наземные его постройки: бывший дом настоятеля со звонницей, справа у подножия скалы — остатки фонтана. Дальше — в сторону Староселья — узкая эспланада, вдоль которой слева — ряд искусственных пещер, служивших кельями. Широкая каменная лестница, вырубленная в массиве скалы, ведет вверх, на площадку второго яруса. Отсюда более узкая лестница приводит в главную, Успенскую церковь.

        Проследуем вдоль скал к лестнице из 84 ступенек, ведущей вверх, на плато, где когда-то были монастырские угодья. По дороге увидим длинный скальный навес со следами наружных пристроек — келий монахов. Спустившись вниз и выйдя на дорогу, мы можем посетить еще одну достопримечательность: место захоронения героев обороны Севастополя 1854—1855 годов. Для этого, минуя дом инвалидов, надо свернуть влево и по тропинке подняться на крутой склон у подножия скал. Здесь среди густых зарослей грабинника, кизила, шиповника — хорошо сохранившиеся надгробия. Среди них — памятники генерал-адъютанту П.Л. Вревскому и генерал-майору П.В. Веймарну, погибшим 4 августа 1855 года в сражении при Черной речке.

        Сам Успенский монастырь, ущелье, старая ореховая роща, где еще сохранились вековые ореховые деревья, являются территорией археологического заповедника музея. Справа от дороги — густые заросли лещины, кизила, граба, слева сквозь листву проглядывают розоватые светлые скалы и искусственные пещеры, остатки поселения Мариамполь, "сельца Марьино", как его именуют русские посольские грамоты. Далее — братское кладбище советских воинов, погибших в Великую Отечественную войну.

        Пройдя мимо заброшенного фонтана Газы-Мансур, мимо остатков стен, ворот и лестниц, когда-то приводивших к небольшой молельне дервишей и кладбищу XIV—XV вв., за последним поворотом тропы останавливаемся перед грандиозной панорамой: высоко в небе, на самом краю скал,— здания, стены, башни средневекового города Чуфут-Кале.

        Войти в "мертвый город" можно через Южные, или Малые ворота, поднявшись по довольно крутому склону. Вскоре начинается более пологая тропинка, выводящая на древнюю выездную дорогу. Поднимаясь по ней, мы видим только дорогу и стену, ворота (называемые еще "потайными") не видны, пока не подойдем к ним вплотную. Массивные дубовые створки обиты в XVI в. кованым железом.

        Верхняя часть стены, перестроенная в связи с внедрением огнестрельного оружия, тоже относится к XVI столетию, однако первоначальные строительный период — не позднее XIV века.

Выйдя на Бурунчакскую улицу, можно пройти по северной стороне крепости. Другой маршрут — по Кенасской улице — с южной стороны; слева груды камней — остатки многочисленных домов. Справа в небольшом дворике за высокой оградой два здания — кенасы (караимские храмы). Малая кенаса предназначалась для обычных служб и для разных собраний, как было принято в то время: . судебные и прочие дела караимской общины решались духовными властями. В Большой Соборной кенасе устраивались торжественные праздничные службы.

        На главной улице, напротив кенас, находилась типография, основанная в 1731 году. Это первая по времени типография в Крыму. По данным караимоведа Б.Я. Кокеная, первое издание типографии датировано 1734 г., последнее вышло в свет в 1805 г., после чего ее перевели в Евпаторию. В библиотеке Бахчисарайского музея есть книги на древнееврейском и караимском языках, отпечатанные в этой типографии.

        Пройдя немного дальше по узкому тротуару, увидим слева развалины мечети, построенной, как полагают ученые, на месте разрушенного в 1299 г. христианского храма.

        Каменистая дорога ведет далее к северо-востоку, где вблизи обрыва стоит прекрасно сохранившийся мавзолей XV века. Сооружен мавзолей над могилой Джаныке-ханым, дочери хана Тохтамыша, в 1437 году — так гласит надпись на арабском языке над гробницей.

        От мавзолея тропинка ведет вдоль северного обрыва, откуда открывается грандиозный вид на долину Ашлама-Дере. Сверкающие белизной дороги, прорезая холмы, ведут к астрофизической обсерватории, в Баклу, на Тепе-Кермен, в долину реки Качи. На горизонте видны горы Черпая и Чатырдаг. Возможно, отсюда увидел его Мицкевич.
 
Великий Чатырдаг! Дрожа, целует прах 
Подножья твоего ислама сын смиренный; 
Ты— мачта крымская! Ты — минарет вселенной, 
Всех поднебесных гор великий падишах! 
На страже ты стоишь, красуясь в небесах, 
Как Гавриил у врат обители нетленной; 
Твой плащ — дремучий лес, из туч тюрбан 
священный,
Расшитый молньями, внушает смертным страх. 


 
Записан
eCrimea.ru
Sr. Member
****

репутация: 6
Сообщений: 331


« Ответ #3 : 23 Ноябрь 2007, 23:18:57 »


        Известно, что в XVII столетии в Чуфут-Кале томились русский воевода Василий Борисович Шереметьев и другие знатные пленники: польский гетман Николай Потоцкий, русский посол Василий Айтемиров, князь Ромодановский. Однако документально не подтверждено, что тюрьма была именно в пещерах.

        У Средней оборонительной стены находился монетный двор. Видны закопченные камни; на месте предполагаемого металлоплавильного горна сохранились следы пристроек к стене.

        Еще в 70-х годах XIX в. на Чуфут-Кале было довольно много домов. По словам одного путешественника, "иные дома стоят совсем целые, со ставнями, дверями, балкончиками, лавки с запертым входом". А в XVI в. в городе насчитывалось около 400 домов и до 5000 населения.

        Восточная оборонительная стена с высокой надвратной башней замыкает с востока весь город. Стена построена караимами между 1396 и 1433 годами. Позднее слева от ворот пробита была амбразура для орудия (сейчас заложена), а в средней полубашне—бойницы для ружей.

        Снаружи над воротами — мраморная плита с контурными изображениями рогатины и щита. По мнению известного ученого С.М. Шапшала, жители Чуфут-Кале делились на два рода и каждый имел свою тамгу, т.е. герб. Этими гербами и были "сенак" — двузубая рогатина на длинном древке, и "калкан" — щит. По обычаю, который существовал у тюркских народов, тамгой клеймили скот, помечали вещи и т. д.

        Издали среди густых зарослей видна арка кладбищенских ворот и кусок стены — остаток бывшего здесь когда-то дома сторожа. Лесная дорожка пересекает кладбище с запада на восток. Сотни могил, заросших теперь молодым лесом, ушедших глубоко в землю, переплетенных лианами, еще в XIX веке представляли собой вполне обозримую с ближайших склонов массу белокаменных надгробий, среди которых росли большие дубы. Это были священные дубы — их не рубили, а само место называлось "Балта-Тиймез" ("топор не прикасается"). Академик Паллас сообщает, что ханские чиновники, вымогая у караимов деньги, угрожали в случае отказа силой вырубить дубы.

        Эта долина названа Иосафатовой в память одноименной долины под Иерусалимом, Иосафатова долина для караимов была традиционным и святым местом захоронений; были случаи, когда сюда привозили покойников из других городов, например, из Вильно или Одессы.

        Относительно датировок захоронений между исследователями существуют разногласия. Ряд ученых считает, что самое древнее погребение на караимском кладбище Чуфут-Кале относится ж 1249-1250 годам.

        Скалы, камни и пустынность Иосафатовой долины издавна привлекают художников. В 60-х годах XIX века сюда приезжал И.Н. Крамской для этюдов к картине "Христос в пустыне": окрестности Чуфут-Кале напоминали ему Палестину. Побывали здесь "многие другие художники и литераторы.

        После осмотра кладбища выходим на плато, с которого открывается величественная панорама Крымских гор. Бесконечными планами уходят они к горизонту, где возвышаются Чатырдаг, Роман-Кош, плоскогорье Бабуган-яйлы, видны массив Бойки и Ай-Петринская яйла. А внизу, в глубокой темно-зеленой долине, поднимается усеченный конус Тепе-Кермена.

        Раскопки последних лет показали, что городище Тепе-Кермеи имеет по крайней мере три строительных периода. На длительное обитание человека указывают и находки вещей, датируемых временем от раннего средневековья до XIII века. По мнению ряда ученых, уже в V в. здесь было поселение. Исследователь же этого городища Д.Л. Талис полагает, что памятник можно датировать VIII—XIV веками.

        Слева от входа на плато, почти у самого края,— пещерная церковь VIII—IX вв., по-видимому, вырубленная иконопочитателями — мона-хами и мирянами, бежавшими из Византии в эпоху иконоборчества.

        В полу церкви в средние века были высечены две гробницы. Против входа еще одна гробница, устроенная в стене; над ней надпись греческими буквами, плохо сохранившаяся. Судя по характеру букв и стилю языка, академик В.В. Латышев, виднейший знаток крымской эпиграфики, относит время ее начертания к IX—Х векам.
 
        В центре городища раскопан большой дом из четырех помещений. Большинство находок датирует гибель здания XIV в., возможно, от землетрясения.

        Исследовано и меньших размеров помещение с лестницей из штучных блоков. Время сооружения — XII век. Здесь найдена была двусторонняя пластина с изображением святых.

        Помимо остатков наземных построек, на Тепе-Кермене, несмотря на его малые размеры, около 250 пещер, в основном, правда, в нижних ярусах. Нижние пещеры Тепе-Кермена — это остатки примыкавшего к городу сельского поселения.

        Как полагают ученые, кроме сельского поселения, некогда здесь был монастырь. В пещерах встречаются высеченные на стенах кресты и знаки, относящиеся к символике раннего христианства (например, рыба).

        От Тепе-Кермена, свернув налево по проселочной дороге, выйдем на узкий южный отрог ближайшего плато. Это плато — Кыз-Кермен. Одноименное городище, более древнее, чем Чуфут-Кале, находится именно здесь, хотя на первый взгляд ничто не выдает его присутствия — мох, кустарник, местами прогалины. Кажется, что на плато никогда никто не жил, тем более, что тут нет и воды. Впечатление это обманчиво: при раскопках обнаружены остатки раннесредневекового поселения и развалины мощной крепостной стены.

        В переводе Кыз-Кермен значит "девичья крепость". Существует широко известная легенда, в которой рассказывается о любви владелицы крепости и юноши из Тепе-Кермена.

        Спустившись с плато Кыз-Кермен и выйдя на дорогу, оказываемся в центре большой впадины, постепенно повышающейся к востоку. Дорога то вьется среди молодых ореховых садов, то выводит на живописные поляны. Если углубиться затем в лес, попадем по лесной дороге в долину реки Качи, где находится еще один интересный памятник — Качи-Кальон, средневековое поселение и монастырь.

        Из Бахчисарая в Качи-Кальон можно проехать рейсовым автобусом. Довольно широкая долина реки вскоре за селом Предущельным сужается, стесненная высокими скалами правого берега. Выйдя у остановки по требованию (2-е Предущельное), осмотрим скалу Таш-Аир. Внешне она ничем не отличается от соседних. Однако на светло-желтой ее поверхности можно различить рисунки красной охрой — живопись первобытных людей. Руками древних обитателей Качинской долины нанесены эти рисунки, изображающие повседневные сцены из их жизни (например, сцену охоты: лук, стрела, нападение какого-то хищника на лошадь и т. д.).

        Рядом, в глубокой расселине между скалами, из-под огромного утеса вытекает родник, а через сотню шагов — склон горы, усыпанный обломками скал и множеством камней. Козьи тропы ведут наверх, к отвесным скалам правобережья, где видны черные квадраты пещер Качи-Кальона.

        Поднимаясь все выше по тропинке, проходим мимо многоярусных пещер (многие из них сообщаются друг с другом) и приближаемся наконец к куполообразному гроту, внутри которого три яруса искусственных пещер средневекового монастыря.

        Монастырь возник в IX веке и просуществовал шесть столетий. При нем было кладбище, оно расположено ниже, на вершине утеса.

        "Под занавес" осмотрим внизу, у шоссе, уцелевшую часть стены храма, высеченную в скале. В 1850 г. здесь был устроен скит, названный именем св. Анастасии. Скит упразднен и закрыт в 1921 г., и с тех пор Качи-Кальон становится объектом экскурсионного осмотра.

        Следует ознакомить читателей и с такими интересными памятниками средневековья, как "пещерные города" Эски-Кермен и Мангуп, хотя они и находятся довольно далеко от Бахчисарая (но все же в пределах района). Время основания их относится к раннему средневековью. Оба на протяжении столетий были — каждый в свое время — культурным и хозяйственным центром значительной по размерам и густонаселенной округи.
 
        Эски-Кермен находится в 5 километрах к юго-западу от села Красный Мак, куда можно доехать рейсовым автобусом из Бахчисарая. Его осмотр можно начать с южной стороны, где увидим на склоне под обрывами отдельную, наполовину скрытую зарослями скалу с двумя входами. Это так называемый "Храм трех всадников" (или, как раньше его называли, "трех мучеников"). На северной стене — большая роспись, на ней изображены три скачущих всадника, имена которых не сохранились; один из них, по-видимому, Георгий Победоносец, два других остаются безымянными. По нижнему краю — следы плохо сохранившейся греческой надписи. Предпринимались попытки ее перевода, вернее сказать — расшифровки. Вот приблизительное содержание надписи: "Высечены и написаны святые мученики Христовы для спасения души и отпущения грехов".

        Недалеко от этого храма, у юго-восточного края плато, — другой, небольших размеров, именуемый "церковью Успения". В храмике этом до сих пор видны остатки многоцветной фресковой росписи, предположительно относящейся к рубежу XIII— XIV веков.

        Чтобы закончить осмотр городища, надо снова подняться на плато возле храма и идти дальше по его северо-восточному краю, мимо большого комплекса многоярусных пещер. Здесь мы увидим лестницу, вырубленную в массиве скалы, — она уходит вниз, в глубокую искусственную шахту. Около восьмидесяти ступенек крутого трудного спуска приводят к источнику, которым пользовались во время осады. Вода накапливалась там в каптаже емкостью около 70 кубометров.

        Далее слева видны фундаменты зданий — все, что осталось от одного из городских кварталов. Раскопками обнаружены небольшие усадьбы с домами обычно в два этажа. Дома эти, крытые плоской черепицей, фасадами обращены во двор; характерны для юго-западного Крыма открытые веранды на втором этаже.

        Страшную картину уничтожения города монголо-татарами (XIII век) воссоздали найденные под завалами камней и остатками пожарищ скелеты людей с пробитыми и рассеченными от сабельных ударов черепами. Различные изделия из железа, меди, глины, кости, стекла, обломки черепицы с клеймами говорят о том, что до вторжения татар город был значительным ремесленным центром. Зерна пшеницы и проса свидетельствуют о развитии земледелия в окрестных долинах.

        По данным археологов, все плато Эски-Кермена покрыто развалинами каменных построек, среди которых есть остатки обширных здании.

        Возникает вопрос: откуда жители брали камень на постройки? И сам собою напрашивается ответ: очевидно, вырубали из массива самой скалы, отчего и образовывались пещеры, служившие подземным добавлением к наземным постройкам. Сейчас лес скрывает строительные остатки, еще кое-где уцелевшие в этой некогда наиболее населенной части города.

        Вернувшись к восточному краю плато, свободному от зарослей (это самый удобный путь), направляемся к северной его оконечности. Отсюда открывается великолепная панорама: впереди — фантастическое нагромождение скал, над которыми вдали, на ровной поверхности скалистого плато, виднеется башня Кыз-Куле, а далее — бескрайние поля, переходящие к горизонту в холмы.

        Место, где мы находимся, — еще не конец плато, рассеченного глубокой щелью, которая разделила его на два плосковерхих массива. Скалы соединяются высеченной в толще основного плато лестницей; спустившись в расселину, она переходит в подземный маленький тоннель, ведущий к отколовшемуся массиву; далее лестница (общая ее высота 6 метров) ведет на верх скалы. Вернувшись к въездным воротам, спустимся по южному склону в деляну, где хорошая ровная дорога приведет нас к входу в ущелье, над которым высится силуэт башни Кыз-Куле (видимо, остаток замка какого-то местного феодала).

        В глубине ущелья на развилке двух балок высечено в скальном выступе небольшое помещение (3,2 Х 5,2 метра), известное как "Храм донаторов". В XII—XIV вв. церковь в несколько приемов расписана была фресками. Еще недавно удавалось различить лики святых, ангелов, портретные изображения донаторов — лиц, на средства которых сооружался храм. Ныне от яркой, красочной живописи остались лишь жалкие клочки.

        Всего в семи километрах от Эски-Кермена находится еще один средневековый город — Мангуп. Это самый большой по площади средневековый город Таврики, одно время (в XIV— XV вв.) столица независимого христианского княжества Феодоро. Его владетели происходили из армянского княжеского рода Гаврасов, ранее правивших в Трапезунде. В русских документах они именуются князьями Мангупскими, генуэзцы называли их "господами", татары — "беями". Если вы направляетесь к нему от Эски-Кермена, воспользуйтесь грунтовой дорогой, ведущей через колхозные поля к селу Залесному. Другой путь — через село Красный Мак, к которому надо вернуться и ехать автобусом вверх по Каралезской долине до того же Залесного. Дальнейший путь — пешком через долину, находящуюся сразу за селом.

        Но вот, наконец, и Мангуп — величественный массив с высоко поднятыми в небо четырьмя мысами (высота плоскогорья 580 метров над уровнем моря и более 200 метров над окружающей местностью). Крайний, ближайший , к нам мыс, — Чамны-Бурун, далее Чуфут-Чеарган-Бурун, следующий — Елли-Бурун, а самый крайний к востоку — Тешкли-Бурун. Между мысами — овраги Табана-Дере ("кожевенный"), Гамам-Дере ("банный"), Капу-Дере ("овраг у ворот"). Мощные крепостные стены с башнями преграждали доступ на плато через эти овраги, сейчас заросшие лесом. Из-за деревьев проглядывают уцелевшие остатки оборонительных сооружений; среди лиственных и хвойных пород, скрывающих руины, немало диких яблонь, груш, лесных орехов, кизила.

        О времени основания Мангупа нет единого мнения. Одно несомненно: уже в первые века нашей эры на плато было поселение.

        Здесь процветали ремесла—гончарное, кожевенное. На высоком уровне было строительное дело: сооружались не только дома, дворцы и храмы, но и мощные оборонительные стены с башнями (которые турки так и не смогли взять приступом). Обломки мраморных колонн, капители с тонкой резьбой, резные наличники окон и дверей, украшавших дворцовые помещения, свидетельствуют о мастерстве камнерезов, знакомых с архитектурными традициями Византии, Малой Азии и Армении.

        Осмотр памятников Мангупа надо начать с мыса Тешкли-Бурун, поднявшись от ворот по тропинке.
Перед нами высокая оборонительная стена, пересекающая мыс с востока на запад. У ворот — величественные руины двухэтажного здания. Здание похоже больше на дворец, чем на крепость: возможно, оно и было укрепленной резиденцией мангупских князей.

        В цитадели, неподалеку от ворот,— остатки октагона, небольшой восьмигранной церкви с одной абсидой (VIII век). Дальше надо идти к оконечности мыса, где находится комплекс пещерных казематов Барабан-Коба. Здесь были и наземные постройки: на краю видны вырубки для фундаментов стен и башен, защищавших подступы к главным воротам. Вход в казематы — по лесенке, высеченной в скале. Полагают, что в пещере были судилище и тюрьма, и турки, владевшие Мангупом с 1475 г. до начала 70-х годов XVIII в., держали тут пленников и заложников. Известно, что в 1569 г. сидел на Мангупе под стражей русский посол Афанасий Нагой с товарищами, а в 1572—1577 гг.— Василий Грязной.

        Раскопками обнаружен фундамент двухэтажного дома — предполагаемый дворец владетелей Мангупа. С северной стороны к нему примыкала башня, от которой сохранились кладка фундамента и остатки винтовой лестницы. Время строительства башни относится к 1425 году.

        Во время раскопок найдены были плоская черепица с клеймами (греческими буквами), множество обломков всевозможной привозной посуды из Египта, Персии, что указывает на обширные торговые связи.

        За пределами крепости в обрыве скалы следует осмотреть пещерный храм с остатками росписи.

        От Мангупского княжества не осталось никаких архивных документов, даже церковных записей, — все погибло в огне пожарищ той бурной эпохи или было увезено за пределы нашей страны. Поэтому раскопки — пока единственная возможность узнать о жизни на Мангупе, о его экономике, культуре, населении.

        К северо-востоку от дороги на обсерваторию, у села Скалистого, находится Бакла — поселение и крепость, а также расположенный вблизи них некрополь, полностью изученный в связи с разработкой каменоломного карьера.

        Баклинский некрополь дает представление о позднеантичных традициях, которые продолжают жить и в раннесредневековое время.

        Исследование самого городища показало, что вначале здесь находилось убежище, возникшее во второй половине III века. В V — первой половине VI вв. была сооружена первая линия его обороны, усиленная в VIII—IX столетиях. Следы укрепления видны у самого обрыва нависающей над долиной скалы. Городище погибло в XIII в. или в начале XIV в. в результате разрушения и пожара.
Записан
eCrimea.ru
Sr. Member
****

репутация: 6
Сообщений: 331


« Ответ #4 : 25 Ноябрь 2007, 20:21:38 »

Бахчисарай - фотографии


Источник: http://fotki.yandex.ru/users/gnv0508/view/22257/


Источник: http://fotki.yandex.ru/users/abyta/view/30997/


Источник: http://fotki.yandex.ru/users/zima-irin/view/20620/
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  


самые популярные темы на форуме:
Просмотров Ответов
Пересечение границы Россия - Украина 16752 3
Едем в Крым : на автомобиле - полезные советы 6173 1
Карта Крыма 6041 9
Евпатория - карта 5758 3
Обмен валюты в Крыму, какие деньги лучше брать в Крым 5269 2
Феодосия - карта 4985 6
Фотографии Крыма (траффик!) 4686 25
Карты Крыма: навигация по разделу 4193 0
Полезная информация: навигация по разделу 3708 0
Советы отдыхающим в Крыму: поиск и аренда жилья 3388 4

Крымский Форум Крым : обо всем Путеводитель по Крыму Отзывы и впечатления Полезная информация Карты Крыма Жилье в Крыму

Rambler's Top100 Яндекс.Погода Яндекс.Погода Яндекс.Погода

при использовании материалов сайта, активная ссылка на ecrimea.ru обязательна

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2009, Simple Machines | XML
Страница сгенерирована за 0.539 секунд. Запросов: 19.